Маркер полез под диван.

беда

Поднялся оглушительный шум и смех. Маркер полез под диван. Офицеры ловили шары и катили их обратно. Одни Неведомскнн стоял со своим кием, как часовой на посту, и оглядывался с высокомерной, холодной улыбкой. Он изучал вольный город Севастополь, где так плохо выполнялись директивы государя и где, по его мнению, не было никакой дисциплины.
Среди шума, никто не заметил, как в дверях появился Нахимов. Он прошел за спинами офицеров к свободному месту в глубине биллиардной, двумя пальцами пригладил жидкие усы и сел на край бархатного дивана.
— Павел Степанович, дорогой! — закричал Кутров, которого Микрюков уже благополучно довел до двери. — Разрешите обнять вас. Я так счастлив вас видеть! Прямо сказать не могу.
Нахимов удивленно поднял брови. Такие страстные излияния были бы уместны, если бы он вернулся из кругосветного плавания. А он встречался с Кутровым едва ли не каждый день.
Но мгновенно наступившая тишина, среди которой было слышно, как со слабым рокотом все еще катаются тяжелые костяные шары, подсказала Нахимову, в чем дело.
Утром его посетил капитан Ергомышев и со свойственной ему задумчивой мягкостью советовал адмиралу не ехать на обед. Сам он тоже намеревался остаться дома.
— Как же я решусь так оскорбить Владимира Алексеевича?— возразил Нахимов. — Это невозможно.
— Как хотите, Павел Степанович. Не смею настаивать. Но я не поеду. Это против моих убеждений. Я очень уважаю Владимира Алексеевича и думаю, что он сам поймет.
Нахимов никак не предполагал, что на такую деликатную тему, как чествование Корнилова, ему придется с кем-нибудь говорить или спорить.
Многие, он знал это, негодовали по поводу допущенной князем бестактности, сердились, волновались. Они считали попранной самую справедливость. А он не чувствовал ни волнения, ни злобы, ни ненависти. Он знал, что князь Меншиков его не любит, За что? Но это, вероятно, было неизвестно даже самому кия но. Может быть, ему не нравилась не фронтовая, какая-то штатская фигура адмирала? Может быть, его шокировала та обыденность и безыскусственность поведения, та которую Нахимова там, вверху, назвали «боцманом». Теперь это словечко из штаба пошло уже гулять по городу. Нахимов не считал его оскорбительным. Боцман так боцман.
Корнилов начинал обгонять его. Младший по службе, он одновременно с Нахимовым получил вице-адмирала. Но разве не всем вице-адмиралам довольно места под солнцем? Нахимов никогда не чувствовал себя светилом, равного которому нет в солнечной системе.

Категория: Продолжалки  Метки: ,
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. 5 views В можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.
Оставить комментарий

XHTML: Вы можете использовать следующие теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>